gototopgototop
 
 

Последние фотогалереи

 
 
 
 
 
 

11 сезонов в «Тракторе»

Фамилия Рожковых в златоустовском хоккее встречается часто. Три брата – Николай, Иван и Александр – выросли в «Уральской Швейцарии». Есть и однофамильцы в хоккее Златоуста. У трех братьев играли и играют сыновья: Никита – у Николая, Константин – у Ивана, Артем и Егор – у Александра. Третье поколение хоккейной фамилии ждём...

Заслуженный тренер России, мастер спорта СССР Александр Егорович РОЖКОВ провёл 11 сезонов в челябинском «Тракторе» в элите советского хоккея.

 

Три и один

– Шесть десятилетий – знаменательное событие. На какие периоды вы бы разделили эти годы с точки зрения хоккея?

– Детство и становление в Златоусте – до 17 лет. Потом челябинская история – «Металлург» (3 сезона), «Трактор» (12 сезонов). Потом зарубежное турне в Словению (пять лет). Это периоды в хоккее как игрока.

С 1995 года и по нынешнее время – тренерская работа. В основном она связана с челябинским хоккеем. На разных уровнях, с разными командами, но, как правило, в Челябинске. «Мечел», «Трактор», дети, юноши, молодежная, взрослые. Так незаметно пролетели шесть десятилетий...

 

Медаль «золотой шайбы»

Александр Рожков– В период становления что было для вас самым главным, основным?

– (вздыхает) Даже не знаю... То, что жил хоккеем. Зимой играли на первенство города и области по хоккею, а летом – в футбол. Этим же составом, с этим же тренером – Евгением Вениаминовичем Смирновым. Было много турниров, соревнований... Хотя Златоуст – город небольшой (третий по численности в Челябинской области – прим. автора), там проводились первенство города, области. Наша команда даже дважды участвовала во Всесоюзном финале «Золотая шайба». В Глазове мы стали шестыми, а потом в Барнауле – третьими.

Профессиональным командам нельзя было выступать в «Золотой шайбе». А мы все жили в одном районе, при одном ЖЭКе. Сначала надо было выиграть в городе, потом – в области. Помню, выиграли область на хоккейном «Восходе». Летом (не помню, в каком году – между хоккейными финалами) этой же командой участвовали во Всесоюзном финале СССР «Кожаный мяч» в Куйбышеве. Чуть-чуть не повезло – заняли четвертое место.

– Команда тоже называлась «Варяги»?

– Может быть, «Таганай»...

 

До проблем с комсомолом

– Кто были вашими партнерами в юношеской команде?

– Мои первые друзья - партнеры – Яков Перель и Александр Каськов. У всех был левый хват клюшки. Я играл в центре. С Перелем жизнь раскидала, встречались очень давно... А с Каськовым встречаемся – он детский тренер в Екатеринбурге. Когда Каськов играл в другом клубе, с нами в центре играл Николай Валяев. Защитники менялись. Из них помню Женьку Макеева.

– В 14 лет вы вместе с Перелем пытались поступить в спортинтернат «Трактора»?

– Из-за этого у меня были проблемы со вступлением в комсомол. Прочитали в «Вечернем Челябинске» объявление, что школа «Трактор» объявляет набор хоккеистов 1957 г.р. Тогда на стадионе ЧТЗ командой руководили тренеры Пётр Васильевич Дубровин и Юрий Михайлович Перегудов. Пришли на тренировку – покатались, понравились... В Челябинске мы жили дня три-четыре, ночевали у ребят из команды. Думали, что ехали в спортинтернат, а оказалось, что в интернат для трудновоспитуемых детей. Учитель заходит в класс, закрывает его на ключ... Он говорит одно, а класс живёт своей жизнью (улыбается). Я отучился один день и уехал.

А Яшка некоторое время жил у родственников. Но тоже вернулся. На финал «Золотой шайбы» в Глазове вручать награды приезжал Фирсов. В «Пионерской правде» была статья, где Фирсов отметил его как талантливого парня. Он одинаково хорошо играл и в футбол, и в хоккей.

– Что не сложилось?

– Переход из детского во взрослый хоккей. Очень много таких примеров.

 

С помощью братьев

– Вы в семье самый младший из братьев. Наверное, приходилось, донашивать коньки за старшими?

– Они у меня всегда были свои. Но до 10 лет воровал коньки у обоих братьев – Ивана и Николая. Нам родители покупали их, но непрофессиональные. Когда братья стали заниматься, им купили профессиональные коньки. Я втихаря брал их.

Повезло с хоккейной формой в Златоусте. Раньше в хоккейные группы набирали в 10–11 лет. Меня, 1957 г.р., взяли в группу 1956 г.р., потому что я с братьями целыми днями «жил» на стадионе и меня заметил тренер. В 60-е годы «Таганай» выступал в классе «А». Был хоккейный бум. Играло очень много челябинских хоккеистов. В тот год в «Таганай» из Москвы пришло много комплектов детской формы российского производства. Нам досталась абсолютно новая форма!

А клюшки мы делали сами. Находили обломки клюшек взрослой команды, обрезали сломанное «перо», из фанеры выпиливали крюк, клеили клеем для дерева с мебельных фабрик («эпоксидка» была позже), заматывали бинтом, марлей... Позже братья давали хорошие, профессиональные клюшки.

– С точки зрения хоккея в Златоусте был рай?

– По крайней мере, сейчас мне кажется, что особых проблем не было. Лёд везде – и на прудах катались, и на стадионе, где было массовое катание. Жизнь у нас шла вокруг стадионов.

– Как родители относились к тому, что вы все занимались хоккеем и футболом, а не учебой?

– Учебу мы тоже не забывали. Закончили 11 классов нормально, проблем со школой не было. Отец Егор Иванович – любитель хоккея. Сначала на большой хоккей ходил, потом на нас.

 

ТрОЙКОЙ не СЫГРАЛИ...

– Перейдем к периоду, когда вы приехали в Челябинск. Ваш брат Николай (в 1976 году он играл в Челябинске на Кубке СССР за «Трактор») сообщил о таком разговоре: «Александр – твой брат? Собирай семью, родителей и переезжай сюда». Было такое?

– Про семью не знаю. Николая приглашали на турниры в «Трактор», тренером которого был Кострюков. Я в это время играл в челябинском «Металлурге». Он в последнем матче получил травму плеча. Пришлось делать операцию – и в «Тракторе» у Николая не сложилось.

Когда я уже играл в «Тракторе», и среднего брата приглашали в команду. Тройка праворуких Титенков – Бурмистров – Иван Рожков и в Златоусте вместе играла, и в армии в Чебаркуле (в классе «Б»). Всех троих взяли в СКА Свердловск. Потом они уехали в Петропавловск-Казахстанский, откуда Цыгуров пригласил их в «Трактор». Но они по разным причинам не захотели ехать.

– Вам так и не довелось сыграть втроем...

– С Иваном я в «Таганае» сыграл один сезон – когда после школы в 17 лет не поступил в институт и остался в Златоусте. Приехали поступать вместе с Перелем. Он поступил, а меня медики забраковали – надо было пройти углубленное исследование (проблемы с сердцем – прим. автора).

 

... Но вышел квартет «студентов»

– На следующий год обследовался – и ехал со справкой, что со здоровьем всё нормально. Когда подавали документы, писали, где и чем занимались. Одновременно приехали четыре хоккеиста, которые уже год сыграли во взрослом хоккее. Я – в «Таганае», Александр Щетенков – в Березниках, Вячеслав Боровиков – в «Прогрессе» Глазов, Анатолий Коростин – в «Шахтере» Прокопьевск. На спортивной кафедре, которой заведовал Виктор Павлович Иванов, работал Ахметзянов. Он и подсказал Дубровину, что поступают такие студенты. Нас четверых взяли в «Металлург», где мы играли три сезона. Там собралась очень хорошая команда. Но потом она по финансовым вопросам распалась...

– Её возродили в 1975 году...

– Да. Этим занимались П.Дубровин и Ю.Перегудов. Пригласили нас и тех, кто играл в Союзе. Коля Мухаметгареев («звезда» в нашей команде, бомбардир) вернулся из Караганды, Саня Белокопытов, Витька Дмитриев (к сожалению, оба уже покойные), Таланов, Турковский... Очень хорошая команда! Практически все прошли через руки Дубровина и Перегудова.

Нас прозвали «студенты» и так называли все три года. Через год пришел Сергей Михайлович Григоркин из «Трактора», Аровин заканчивал... В первом сезоне во второй лиге класса «А» заняли третье место. Во втором – победили и вышли в первую лигу. Тогда началось становление «Мечела», который, к сожалению, опять канул в Лету.

– Что запомнилось в «Металлурге»?

– Очень хорошая атмосфера.

– Какая у вас была тройка?

– Не было такого, чтобы мы длительное время играли в одном составе. Я стабильно попадал в третий состав.

 Три поколения Рожковых: глава семейства, сыновья и внучки

На новый уровень

– Как состоялся переход в «Трактор»? Цыгуров пригласил на сборы?

– Да. Еще при Кострюкове весной 1978 года. Группу молодых из «Металлурга» пригласили на турнир «Советского спорта». Я не поехал на него – у меня разбилась теща, а жена была беременна. Я женился в 1976 году. Мы вместе занимались спортом в Златоусте – она конькобежка.

– Занималась не вместе с вашей сестрой?

– Нет. Сестра старше меня на 10 лет. Тогда в Златоуст часто приезжала Скобликова, проводила мастер-классы. Раньше мы не понимали, что это такое. Просто приезжала в гости, давала советы тренерам.

Мы с женой учились вместе, на одном потоке. У меня специализация футбол–хоккей, у неё – конькобежный спорт.

Кострюков беседовал со мной, потому что случилось такое: разбилась теща, родился сын Артем, были жилищные проблемы. Я хотел уехать туда, где лучшие условия. Например, к брату Ивану, игравшему в Петропавловске. Там давали квартиру, условия для класса «А» были хорошими. Кострюков сказал: «В Петропавловск ты еще успеешь».

Попал в «Трактор» на предсезонные сборы в июле 1978 года. Главным тренером уже был Цыгуров.

– Квартиру-то дали?

– Да. Летом 1978 года Геннадий Федорович приехал ко мне в общежитие, отвёз меня в четырехкомнатную коммуналку (на четыре хозяина) на проспект Ленина (напротив ресторана «Восток»). Тогда в «Тракторе» все передвижения были приурочены к праздникам. К 7 ноября за хорошую игру (после бронзового сезона 1977 года «Трактор» шёл в лидерах, обыгрывал всех) дали две или три квартиры. Вовка Лапшин из полуторки перебрался в двухкомнатную квартиру Шорина, который переехал в трехкомнатную. А наше место в коммуналке заняли соседи.

 

Помогла Америка

– Бытовые вопросы решены. Как пошёл хоккей?

– Первые полгода смотрел хоккей с лавочки. Изредка появлялся... Потом в Новый год состоялась поездка в Америку. Надо было побеждать – приехать после семи игр с положительным балансом. Решили, что последняя игра пройдет с любителями.

– Что запомнилось в Нью-Йорке?

– В первом матче мы играли с фарм-клубом клуба НХЛ (название не помню, какие-то «моряки»). Тысяч 15 народу – полный стадион! Играет оркестр в красных одеяниях, зрители шумят. Маленькая коробка, энхаэловцы... Мы, конечно, в шоке! Пару раз был на льду. В первых играх Геннадий Федорович не выпускал нас, молодых, потому что была жесть! (улыбается) Трибуны кричат, музыка шумит, стекла дрожат... Конечно, потрясающе!

Жили в гостиницах. Каждая игра в новом городе. Мы считали, сколько тысяч километров налетали – с Западного на Восточное побережье. Когда все игры закончились, прилетели на два дня в Нью-Йорк – шопинг на заслуженные деньги. Много чего купили... У нас же в Союзе всё было дефицитом. В чемодан всё поместилось с трудом (улыбается).

У нас в Америке, в перелёте между городами, пропало пять баулов с формой. У Валерия Белоусова, Валерия Пономарева, Михаила Природина... У кого была более-менее хорошая форма, у того и пропала... Их отвели в магазин – они оделись за счет принимающей стороны. Троих точно помню. У меня, Юры Белкина, Николая Шорина были русские коньки. А у них были хорошие канадские коньки. Им ещё лучше достались!

– А майки откуда взяли?

– А кто его знает...

По приезду в Челябинск Геннадий Федорович стал ставить нас, молодых, в один состав – Сергей Лапшин – Бухарин – Рожков. Нам стали доверять.

 

Кое-что о ЦСКА

– Вы вспоминали, что свою первую шайбу за «Трактор» вы забили в одной из первых смен. Самому Третьяку!

– Помню, что сидел в запасе. Цыгурову не понравилась игра Николая Ивановича Шорина. Он посадил его на скамейку – выпустил меня. Картаева не было, и Белоусов играл с Шумаковым. Я схватил шайбу в своей или средней зоне, побежал в зону ЦСКА. Бегу, не знаю, что делать с шайбой, не вижу, не слышу ничего. Забежал за ворота, выехал из-за них, помчался в свою сторону. Надо что-то предпринимать! Сделал «улитку», бросил со всей силы в сторону ворот и пошел на смену. А шайба оказалась в воротах! Зрители на трибунах ДС «Юность» закричали... Так получился первый гол.

– Говорят, до этого в Кубке вы забивали тому же ЦСКА за челябинский «Металлург»?

– Мы играли в Горьком – на турнире «Советского спорта». Но не помню, чтобы забивал... В то время у Харламова родился сын Сашка, и они с Гусевым нарушили режим. Тихонов наказал их – в выходной день они тренировались по часу со всеми командами. Сначале в «Металлурге», после нас – с «Соколом» Киев. Водички на скамейке попили – и на лёд.

 

Как один день!

– Атмосфера в «Металлурге» и «Тракторе» отличалась в момент перехода?

– Я не ощутил этого. Все ребята с одного района, с одного города. С детства играли между собой, потом в «Тракторе». Молодым (по тем меркам 20–21 – молодой) пришел в «Металлург», молодым взяли в «Трактор»...

– Не было боя за место в составе?

– На тренировках были драки. Всё время была жесткая конкуренция. На тренировках, на льду – в ручном мяче, баскетболе. В стычках не уступал никому.

– К моменту вашего появления в «Тракторе» там уже были корифеи...

– Белоусов, Макаров, Шорин, Герасимов в воротах, Шабунин. Восходящая звезда – Серёга Тыжных. Никакой дедовщины не было. Жили в одном районе. Жёны дружили, потому что мы всё время на сборах. Герасимовы, Белоусовы, Макаровы жили рядом, вводили мою Ольгу в курс дела. На хоккей ходили вместе с детьми, которые росли вместе. Когда сейчас приходим в «Юность», по привычке садимся на эти места (сектор напротив скамейки «Трактора», у балкона).

– В то время жгли костры, чтобы купить билеты в «Юность». Хоккеисты «Трактора» фарцевали билетами?

– Такого даже в мыслях ни у кого не было! Давали 50 билетов на команду. Капитан или профорг распределял их в зависимости от возраста. Кто постарше – по пять билетов, кто помладше – четыре, три... Ко мне из Златоуста приезжало по 10–12 болельщиков. Я получал пять билетов, а потом договаривался с кассиршей у черного входа, покупал билеты у друзей. Виктор Николаевич Мальцев работал тогда замом. К нему ходили клянчить: «Дайте контрмарочки!»

– Чем запомнился период в «Тракторе»?

– (вздыхает) Всё пролетело как один день!

 Александр Рожков

«Приложили руку» к Гомоляко

– Какая тройка, в которой вы играли, была самой лучшей?

– Сложно сказать. Запомнилась первая тройка – Сергей Лапшин – Владимир Бухарин – Александр Рожков. Какой-то период играл с Михаилом Природиным и Владимиром Бородулиным. Тоже хорошие партнеры. Потом была тройка Сергей Иванов – Глазков – Рожков. Катаемся вместе, когда играем с ветеранами.

Ещё был момент, когда нас, 30-летних Глазкова и Рожкова, Геннадий Федорович поставил с 18-летним Серёгой Гомоляко. Он в центре, мы – по краям. Он грамотный, умный парень, запускал нас в атаку. Геннадий Федорович говорил: «Саша, если Серёга будет задерживаться в нападении, возвращайся и замени его в обороне». Он мне забрасывал в угол – я бежал за шайбой. Если там терял её, то надо было бежать назад, подчищать... Серёга не такой мобильный, не всегда успевал в оборону.

Последнее время играли с Глазковым. Центральным был или Гомоляко, или Серёга Иванов. Понимали друг друга не глядя, знали, кто где будет.

– То есть вы «вырастили» Гомоляко?

– Нет, но тоже приложили к этому руку.

 

Почти не стал словенцем

– А жили где?

– В основном на базе. В гостиницах – начинал с Вовкой Лапшиным, потом до окончания карьеры в «Тракторе» с Глазковым. С ним и Ивановым играл дольше всего по времени. Было хорошее взаимопонимание. А потом в Словении была тройка-мечта! Подобрались взрослые, хорошие ребята.

– Ник Зупанчич?

– Со словенцами я играл в первый год. Вторым был молодой парень (фамилию не помню), который потом в сборной играл... На следующий год, когда мы перешли в «Блед», образовалась хорошая российская четверка: Миша Анферов из Уфы (он приехал уже из московского «Динамо»), Серёга Столбун из Казани, я и Серёга Парамонов из Челябинска. Пятым был словенец. Тогда по Регламенту допускали только четыре легионера.

Показывали хороший, красивый, результативный советский хоккей. Через год бомбардирами были и Столбун, и я. Парамонов очень результативно играл как защитник.

Нам предлагали получить словенский паспорт и играть за сборную Словении. Тогда бы мы не считались легионерами, и команда могла бы пригласить еще четырех чехов или русских. Появился бы шанс стать чемпионами. А для «Олимпии» из Любляны (где располагалась Федерация) это было не на руку. Поэтому нам не дали паспорта.

 

В системе «Трактора»

– Что больше всего запомнилось в тренерском периоде?

– Самое важное – то, что меня пригласили на тренерскую работу в «Трактор». Благодарен судьбе и людям, которые это сделали – Сергею Михайловичу Григоркину, Марку Моисеевичу Винницкому. Исполняющим обязанности главного тренера был Григоркин. Я собирался еще на год уезжать в Словению, где у меня был контракт. Поступило предложение...

– ... от которого нельзя было отказаться?

– Да. Мне было 37–38 лет. Чуть ближе к началу чемпионата главным назначили Картаева. Я в тот год был играющим тренером в «Надежде».

В «Надежде» главным тренером был Тимофеев. В целях экономии средств (которых не было тогда в «Тракторе») на выезд везли усеченный состав. Я ехал с формой, чтобы экономить место в гостинице. Выходил играть в выездных матчах. А дома, где ребят было много, стоял на скамейке. Меня Картаев всё время приглашал: «Давай в «Трактор» играть!» Но я уже чувствовал возраст и не был уверен, что помогу команде.

– За период, когда вы работали тренером в «Тракторе», какие моменты были положительными, какие – отрицательными?

– Самый положительный момент – то, что я остаюсь в системе ХК «Трактор» на протяжении многих лет. Просто чувствовал себя уютно, устраивало, что я – в системе.

 

... и выход из нее

– Переход к юношам «Мечела» – как наказание?

– Я же не самостоятельно ушел из «Трактора». Решало руководство. Были разные причины увольнения. Не хотелось оставаться без работы. Я в «Тракторе» год поработал с 86-м годом. Сын Егор уехал с ЦСКА – меня уволили. Был «Трактор-86», через год – «Мечел-86». С ним работал два года. Выпустил – и перешел работать в фарм-клуб «Мечела», с Гришей Котовым. Потом – в главную команду. Там Н.Макаров работал. Когда он ушел, главным был С.Парамонов. Я в главной команде работал с Е.Зиновьевым. Потом нас всех убрали. Они отказались работать в системе «Мечела», а я согласился. Стал работать главным в фарм-клубе. Потом уехал в Тюмень. Там был недолго – предсезонку и 14–15 матчей. Там были Зиновьев, Черкасов и я. В октябре меня уже уволили.

Вернулся в Челябинск – меня пригласили в школу «Трактор», в команду 1997 г.р. Потом плавно перешел в ЮХЛ. Отработал три сезона. Трижды становились вторыми в регионе. Есть две золотых, одна бронзовая медали ЮХЛ.

– Как произошло приглашение в «Челмет»?

– Неожиданно и очень просто. Генеральный менеджер Сергей Гомоляко приехал на ЧТЗ и предложил место главного тренера «Челмета».

– Ваш уход из «Челмета» связан с уходом Гомоляко с поста ген. менеджера?

– Это надо спрашивать у руководства. По закону если контракт расторгается по обоюдному согласию сторон, то выплачивается двухмесячное пособие. Занимаюсь семьей, спортом (хоккеем, горными лыжами в «Солнечной долине», Роза Хутор в Сочи).

 

В сборную не звали...

– Среди ваших хоккеистов 1986-го и 1997-го гг.р. есть «звездочки»?

– Из 86-го – Антон Белов. К сожалению, два очень перспективных хоккеиста 1986 г.р. погибли – Алексей Савин и Дима Шакиров. О 97-м еще рано говорить. Есть хорошие ребята, которые сейчас в «Белых медведях». Должны сложиться их желание, стремление и внешние обстоятельства.

– Если смотреть с высоты прожитых лет, как вы считаете, удалась хоккейная жизнь?

– Считаю, что много чего не достиг.

– В сборную не приглашали?

– Нет. Чтобы в те годы попасть в сборную, нужно было быть, во-первых, очень талантливым, во-вторых, с московской пропиской. Меня в столицу не приглашали.

 

... ИЗ ПитерА вернулся

– Провёл немного времени в СКА Ленинград, когда надо было отдать долг Родине. В 1980 году меня забрали в армию прямо с улицы, когда я учился в институте физкультуры (улыбается). Мы с Сергеем Жуковым должны были служить в СКА Свердловск, который играл в классе «Б». Не хотели опускаться на ранг ниже и связались с Ленинградом. Главным там тогда был Игорь Ромишевский, а тренером-селекционером (как сейчас говорят, ген. менеджер) – бывший вратарь. Он позвонил нам: «Не волнуйтесь, решим проблему». Решили, но сначала Уральский военный округ забрал нас к себе. Когда пришла повестка, мы позвонили в Ленинград. Нам сказали не волноваться и в назначенный срок мы не пришли на призывной пункт. Ждали депешу из Ленинграда. Она и пришла в Свердловск, но ей не давали ходу. Надеялись, что нас оставят здесь. Через неделю вызвали в Ленинград. Жукова оставили там. Я же через месяц вернулся в «Трактор». В то время в Ленинграде оказались еще Мыльников и Бухарин... Дилемму: СКА Ленинград или «Трактор» – решил Тяжельников на уровне ЦК КПСС. Пошли на компромисс: в Ленинграде оставили Сергея Мыльникова и Сергея Жукова, а меня и Бухарина вернули в «Трактор».

– Не жалеете?

– Сейчас уже ни о чем не жалею (улыбается).

 

«Консервные банки» успеешь погонять

– Кроме СКА, были еще приглашения?

– В высшую лигу не было. Можно было найти вариант уйти в первую, вторую лигу на гораздо большие деньги. Когда я пришел в «Трактор», получал 200 рублей. Премии были, но их надо было заработать. Мой брат Иван, который играл в Петропавловске, получал в три раза больше меня. В то время в первой, второй лигах были команды-«кормушки», в которых получали очень приличные деньги. Мне же хотелось играть в большой хоккей. Я помню слова Кострюкова, когда у меня сложилась непростая семейная ситуация (негде жить, нечего есть): «Эти консервные банки ты еще успеешь погонять. Сейчас надо в хоккей играть». Не хотелось опускаться.

– А жена Ольга не влияла на ваши передвижения?

– Она, как жены декабристов, с пониманием относилась и относится до сих пор к моим передвижениям и манипуляциям. У меня два сына и три внучки. У старшего две дочки, у младшего – одна.

Когда я работал играющим тренером в «Надежде», старший сын занимался в группе 1978 г.р. Мы встречались на товарищеских, тренировочных матчах. И вот 8 апреля сыграл в тройке с сыновьями. (вздыхает) Это очередная веха. Еще будет продолжение... Я доволен тем, что смог сделать. Чувствую удовлетворенность от занятий хоккеем, от тренерской работы. Жизнь прожита не впустую.

Игорь Золотарев. Фото автора

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 
 
 
 

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

207 шайб за «Трактор» в элите 207 шайб за «Трактор» в элите Даже не верится: казалось бы, еще недавно в уютном Дворце спорта «Юность» челябинский «Трактор» праздновал «бронзовый» успех во главе с ведущей пятеркой, центрфорвардом которой играл Анатолий Картаев.
11 сезонов в «Тракторе» 11 сезонов в «Тракторе» Фамилия Рожковых в златоустовском хоккее встречается часто. Три брата – Николай, Иван и Александр – выросли в «Уральской Швейцарии». Есть и однофамильцы в хоккее Златоуста. У трех братьев играли и играют сыновья: Никита – у Николая, Константин – у Ивана, Артем и Егор – у Александра. Третье поколение хоккейно...
15-16-й туры зоны «Восток» 15-16-й туры зоны «Восток» Результаты игр второго дивизиона зоны Восток сезона-2016/2017.
19-й тур зоны «Урал - Поволжье» 19-й тур зоны «Урал - Поволжье» Результаты игр второго дивизиона зоны Урал - Поволжье сезона-2016/2017.
28-33-й туры 28-33-й туры Статистика и отчёты матчей ФНЛ в сезоне-2016/2017 с участием урало-сибирских команд.
21-24-й туры 21-24-й туры Статистика и отчёты матчей премьер-лиги в сезоне-2016/2017 с участием урало-сибирских команд.
Плей-офф. Матчи 24 марта - 16 апреля Плей-офф. Матчи 24 марта - 16 апреля Статистика к матчам розыгрыша Кубка Гагарина (плей-офф КХЛ-2016/2017) с участием урало-сибирских команд.
Полжизни в хоккейной Тюмени Полжизни в хоккейной Тюмени Интервью с заслуженным тренером России Александром Константиновичем КУЗЬМИНЫМ, 17 марта отметивший своё 70-летие.
Клуб хоккейных «адмиралов» Клуб хоккейных «адмиралов» Седьмое заседание Клуба хоккейных «адмиралов» проводится ранее обычного срока. Но, думается, оставшиеся стадии розыгрыша Кубка Гагарина не внесут изменений ни в предлагаемый нами рейтинг самых востребованных в «элите» отечественного хоккея специалистов, ни в статистические выводы по деятельности главных трен...
Второй бомбардир хоккейной Уфы Второй бомбардир хоккейной Уфы Интервью с заслуженным тренером России Робертом Александровичем Мурдускиным, которому 17 марта исполнилось 70 лет.
25-27-й туры 25-27-й туры Статистика и отчёты матчей ФНЛ в сезоне-2016/2017 с участием урало-сибирских команд.
 
 
 
 

РЕКЛАМА

     Редакция принимает рекламные объявления о проведении летних лагерей для хоккеистов, мастер-классов и выездах в зарубежные поездки. 
     По поводу размещения рекламы обращайтесь по телефонам 8 (351) 263-35-57


КОНТАКТЫ

454091, Челябинск, пр. Ленина, 61-б, 1 этаж
Тел.:
(351) 263-97-69, 263-97-37, 263-87-78
E-mail: fxjurg@mail.ru, sergzolot@mail.ru

Все права на авторские материалы, фото- и видеоизображения, статьи и т.п., находящиеся на сайте www.fxju.sevensport.ru.ru, являются объектом исключительных прав, охраняются в соответствии с законодательством РФ. Полное или частичное использование без согласования с редакцией «ФУТБОЛ-ХОККЕЙ Южного Урала» рассматриваются как нарушение прав собственности в соответствии с действующим законодательством. Запрещается автоматизированное извлечение информации сайта любыми сервисами без официального разрешения. Использование материалов допускается только при наличии прямой активной ссылки на сайт www.fxju.sevensport.ru.ru

© «ФУТБОЛ-ХОККЕЙ Южного Урала» 2011 - 2017

Возрастная категория 6+