gototopgototop
 
 

Последние фотогалереи

 
 
 
 
 
 

207 шайб за «Трактор» в элите

Даже не верится: казалось бы, еще недавно в уютном Дворце спорта «Юность» челябинский «Трактор» праздновал «бронзовый» успех во главе с ведущей пятеркой, центрфорвардом которой играл Анатолий Картаев. С той поры минуло 40 лет. И седовласый Анатолий Зиновьевич КАРТАЕВ принимает поздравления в Ледовом дворце ЧТЗ по случаю юбилея – 12 апреля ему исполнилось 70 лет.

Анатолий Картаев с сыном Дмитрием (слева) и внуком Владиславом (справа)

– Анатолий Зиновьевич, у вас хороший праздник – 70-летний юбилей. Вы – ровесник канад-ского хоккея в стране. Какие воспоминания нахлынули на вас в день 70-летия?

– Прошла вся жизнь (смеётся). Вспомнилось детство: как начинал, с кем начинал...

 

ЮНОШЕСКИЕ ГОДЫ

– Вы родились в Челябинске? На Сельмаше?

– Да. Сначала жили в каком-то бараке. Когда на Сельмаше построили двухэтажные дома, мы получили одну комнату в коммуналке на три хозяина (№ 6) на втором этаже в доме № 11 в Канатовском переулке. Потом освободились две комнаты, и мы заняли всю квартиру. Семья у нас была большая: бабушка, брат Виктор, старшая сестра Галина (двойняшки, оба – 1945 г.р.), я, мама, отец. Комнаты были маленькие – примерно по 8 – 9 квадратных метров. Я жил там до 19 лет.

– Сестра занималась спортом?

– Нет. А брат занимался хоккеем (с 10 – 11 лет) – и я потянулся за ним. Тоже начал заниматься в 8 – 10 лет. Раньше же не было раннего спорта. В клубах играли только юноши и мужики. В клубе Сельмаша (коробка была за стадионом, мы бегали там на валенках) выступали только мужики, а на «Восходе» была юношеская команда. Я пришел в юношескую команду. Когда один раз в неделю по выходным играла мужская команда, мы приходили смотреть, помогали чистить и заливать лед. Виктор Белов был и тренером, и игроком.

 

КАНАТОВСКИЙ ПЕРЕУЛОК ИСПОЛЬЗОВАЛИ ДЛЯ ИГРЫ

– А где вы играли, раз вас не пускали на коробку?

– На дорогах. Ставили воротики... Машина едет – пропустим. Машин же было мало: пройдет одна машина в час. Основная дорога – на улице Новороссийской, параллельно которой шла дорога в Канатовском переулке, где мы играли.

– Какие в то время были клюшки, коньки, шайбы?

– Клюшки были из загнутой березы. Резали березу, строгали топором, играли этой загнутой клюшкой. Когда взрослые ломали клюшки, мы склеивали крюк и палку казеиновым клеем (парили его в кипятке), забивали гвоздями, заматывали на три-четыре раза изолентой.

Гоняли кусок льда... Шайб практически не было. Что катилось по льду, тем и играли.

– Какая-то амуниция или что-то для вашей защиты?

– Амуниции у нас не было вообще. Мы вставляли книжки... В валенки делали какие-то вставки. Играли двор на двор в валенках. Коньков-то не достать... Они появились два–три года спустя, как я начал играть. Коньки были у зажиточной семьи по фамилии Фист, в которой были два брата. Они не любили кататься, и мы выпросили у них коньки. Взамен должны были караулить заморозку пельменей. Мы гоняли по дорогам, а не на льду...

 

ПОЧЕМУ ХОККЕЙ? ДРУЗЬЯ И ТУРНИРЫ ПЕРЕВЕСИЛИ

– Почему в юношеские годы вы выбрали хоккей, а не футбол? Что стало решающим?

– Я хорошо играл и в футбол, и в хоккей. Меня заинтересовали хоккейные турниры. Вторая причина – друзья, которые начали серьезно заниматься хоккеем.

– Какие турниры?

– Первый мой турнир был в Коркино. Мне было лет 11. Помню, что мы жили в спортзале, спали на матах. Там была еще одна команда. Приехали вместе с Виктором Ивановичем Стариковым. Одевали форму и за полтора километра шли на стадион. На второй турнир мы поехали в Ухту (через Москву). А в футболе было только первенство города Челябинска – ни в каких турнирах я не участвовал.

– Вы говорили о друзьях...

– Юра Гомоляко, Володя Пучков, Коля Носков, Володя Шабунин.

– Играли ли вы на Сельмаше и «Восходе» в хоккей с мячом?

– Нет. Самое интересное, что меня привлекало в хоккее – лед, клюшка и взятие ворот, когда удавалось обыграть вратаря.

– На Сельмаше на хоккей с шайбой ходили?

– Да, вся коробка была «облеплена» зрителями!

– А на «Восходе»?

– И на «Восходе» тоже было очень много зрителей. Там же была поставлена новая коробка (в 1964 году, когда пришел Сергей Иванович Захватов). Не было никаких секций – некуда ходить. Только танцы во Дворце. Помню, что когда открыли коробку, нам разрешили босиком играть на футбольном поле. Когда реконструировали, стадион стал располагаться перпендикулярно озеру.

 Анатолий Картаев

ЧТЗ И ЧТПЗ – ЛИДЕРЫ ЮНОШЕСКОГО ХОККЕЯ

– Кто были основными соперниками юношей и мужиков «Восхода» в городе и области в начале 60-х годов?

– Команда спортклуба ЧТЗ, где играли Коля Бец, Миша Чулков. Так как мы обыгрывали «Металлург» с ЧМЗ, «Трактору» проигрывали. Среди мужиков я не играл на первенство города и области – сразу начал выступать в классе «Б». Там хорошие команды – «Таганай» Златоуст и «Заря» Миасс. Остальных мы обыгрывали.

– В морозы вы играли по четыре и более периодов?

– Мы играли три периода. Я больше скажу: раньше же мы играли в три состава (игру в в четыре состава стал применять Тихонов). Тренерами были Соколов и Столяров.

– В детстве и юношестве вы ходили на игры «Авангарда», затем «Трактора»?

– Да, ездили смотреть игры на зимний стадион. Конечно, была мечта поиграть там. Но я недолго ходил – примерно сезон. Мне было 12–13 лет.

– Кого из знаменитых хоккеистов конца 50-х – начала 60-х годов вы тогда видели там?

– Ну какие они знаменитости... Просто их фамилии были на слуху. Честно, не помню... Было шесть или семь команд. В то время я не запоминал фамилии – просто смотрел хоккей.

 

НА «ВОСХОД» ЗА БРАТОМ ВИКТОРОМ

– Из ребят, с которыми вы катались в Канатовском переулке, кто-то пошел дальше в хоккее?

– Виктор Столяров (но не ЧТЗовский), однофамилец Юрия Михайловича Столярова, который на «Сигнале» стал судьей по футболу.

Как я начал играть в хоккей? Мне шел 12-й год. На Сельмаше открылся прокат коньков. Они были на два-три размера больше моего, но мы всё равно целыми днями катались на них. Нас уже знали там – если коньки были свободны, то давали их в прокате бесплатно. Если коробка была занята, то мы катались на футбольном поле. Строили воротики из снега и гоняли с пацанами.

– Как вы оттуда попали на «Восход»?

– Когда на «Восходе» образовалась юношеская команда, туда (в 1960 г.) перешел мой брат Виктор. Тренером работал Виктор Владимирович Одношивкин. Я попросился. Он спросил, какого я года рождения, и ответил, что ещё рано. Но посмотрел, как я катаюсь, и сказал: «Приходи на тренировку».

Когда они поехали на турнир в область, создалась сборная команда на ЗСО (сборная команда Ленинского района). Тренером был однорукий мужчина... Я попросился: «Возьмите меня, я хоть клюшки поношу...». Не взяли.

 

ТРЕНЕРА СТАРИКОВ И ЗАХВАТОВ

– Когда в 1961 году создавалась вторая юношеская команда, туда я попал. Там играли Юра Гомоляко, Миша Никитин (из Ленинского района), Лёня Шабунин, Витя Никулин... Мы начали играть на первенство города. Участвовало четыре – пять команд: Металлургический район, спортклуб ЧТЗ, ЗСО, Трубопрокатный, «Калибр» или завод им. Колющенко. Мы играли на равных, но проиграли ЧТЗ и заняли второе место. Помню, что за ЧМЗ играли Володя Меринов, Виктор Новиков, Корш... Тогда я познакомился с Колей Бецем. Зимой мы играли в хоккей, летом – в футбол. Тренером был Синич Сайфутдинов. А Одношивкин тренировал Семизорова, Губарева, моего брата Виктора, Борю Новикова. Мы тренировались практически вместе. С ними можно было играть в пас. Они били по рукам, если обыграешь... А младших можно было накручивать сколько и как угодно... Шла дифференцированная работа: и в пас, и коллективная работа.

На второй год мы поехали на турнир в Ухту. С нами – Виктор Иванович Стариков. Мы заняли второе место. Это было в 1963 году. Я стал лучшим нападающим.

На третий год (тоже в Ухте) мы заняли первое место.

В 1964 году пришел Сергей Иванович Захватов и взял нас как перспективную команду. К нам добавился Коля Макаров. Он для нашего возраста очень прилично играл в футбол. И Володя Шабунин играл в футбол. Говорим им: «Давайте, ребята, подключайтесь к хоккею». И они начали играть. Им было по 13 лет.

 

ПЕРЕХОД ВО ВЗРОСЛЫЙ ХОККЕЙ

– Потом нашу тройку Никитин – Картаев – Гомоляко взяли в класс «Б». Защитниками были Никулин и Макашев. Мы играли год, за который я забил очень много голов. И уже в марте 1964 года меня пригласили в «Трактор». Я в первой же игре забил гол Саратову. Сезон закончился, и нас четверых – меня, Ю.Гомоляко, Гормачева и В.Шабунина – пригласили на сборы в «Трактор». Мы провели месяц в Киеве. Приехали домой – меня одного оставили в команде. Володя Шабунин позже вместе с Колей Макаровым ушли в армию в Чебаркуль.

Когда в «Трактор» снова позвали меня, Захватов не отпустил. Появилась статья в «Комсомольской правде». Молодой парень, а играть не разрешают... Слезы, скандалы... Я, не глядя и не читая, подписал статью. В конце концов Захватов передал меня в «Трактор».

– Что у вас осталось в памяти по первому периоду вашей хоккейной жизни?

– В памяти осталось то, что я серьезно начал заниматься спортом. Учась в школе № 46 в восьмом классе, я принимал участие во всех соревнованиях по летним (футбол, баскетбол, волейбол) и зимним видам спорта (хоккей, лыжи). Я посвятил себя спорту, понял, что без него никуда. 46-я школа постоянно участвовала во всех районных, городских, областных соревнованиях. Я бегал дистанции 100, 400 метров...

А заканчивал школу рабочей молодежи (ШРМ №4, на КБСе, учился там с 9-го класса два года).

– Как родители относились к вашим занятиям спортом?

– Нормально. Я уже к тому времени зарабатывал деньги. Получал практически на равных с родителями. Они работали на Сельмаше.

– А Виктор к тому времени уже закончил заниматься хоккеем?

– Одно время он вместе с Одношивкиным переехал в Златоуст. Тренер взял нескольких ребят (Борю Новикова, Гену Семизорова, кого-то еще...). Они играли на первенство области. Когда Виктор вернулся, играл в футбол и хоккей на первенство города на Сельмаше (тренер – Виктор Семенович Гольдин). Брат играл до 27 лет.

 

ГОЛАМИ ВЕРНУЛ АВТОРИТЕТ

– Когда Захватов сказал: «Играй без заявки», вы сыграли за «Восход». Команде засчитали два поражения с Рудным. И вы вскоре вернулись в «Трактор». Кто в это время был тренером?

– Виктор Иванович Столяров и Виктор Евгеньевич Соколов. Для меня было очень сложное время. Молодой, амбициозный парень, умеющий бегать, отдавать и забивать... Получилось так, что команда не приняла меня из-за того, что я отказался играть в «Тракторе». В этом был виноват не я, а взрослые дяди... То, что я потерял в глазах ребят, восполнил тем, что начал забивать. Этим я поднял свой авторитет. Тем не менее, иногда на тренировках были такие моменты, что специально били, ловили меня. Но я всё видел и уходил от столкновений. Забивал постоянно и регулярно.

– Какая в то время была тройка?

– Первое время Картаев – Вячеслав Нестеров – Николай Бец. У меня был правый хват клюшки.

– А какой у вас был рост и вес?

– 172 см, 69 – 70 кг. Такая пропорция позволяла мне иметь хорошую игровую подвижность. Я умел удерживать шайбу, очень быстро действовал в отборе.

– Когда вы перешли в «Трактор», какие были клюшки, краги, защита?

– Клюшки прямые, краги – войлочные. Нагрудники были войлочными, обшитыми фиброй. Пальцы на перчатках тоже – войлочные. Коньки сначала были простые, позже мы получили другие, в которых «косточки» закрывались «ушами». Потом на ботинках появились запятники. С каждым годом экипировка улучшалась.

 

ПЕВЗНЕР. ФОРМА. «КАВЗИК»

– Певзнер тогда работал администратором команды?

– Да, Зиновий Борисович прекрасно встретил меня, когда я пришел, экипировал.

– Что вы помните о бессменном администраторе «Трактора» Певзнере?

– Помню о нём очень хорошие моменты. Когда он работал, всё знал, всё умел. В последнее время я часто помогал ему. У него было много друзей, он давал всем жизненные подсказки.

– В какой форме команда играла во второй группе?

– Шерстяная, тяжеленькая такая... Сочно-зеленая с двумя белыми полосками на рукавах. Надписей не было. Шёл 1966 год. Форма тяжелая, коньки, если намокнут, вообще неподъемные... Шлем (вернее, две половинки) мне достался от Владислава Смирнова. А в 1964 году играли в шапочках...

– Раз мы заговорили о форме, под каким номером вы играли в «Восходе»?

– И в детстве, и в юношах, и во взрослой команде – 11-й номер. У Коли Беца был 9-й номер, у Славки Нестерова – 17-й, у меня – 11-й. В защите с нами играли Лёша Устинов и Болеслав Воробьев. Защитников в команде было мало – 6 человек.

То, что запомнилось... Нас возил 16-местный автобус «КАВЗик», куда помещалась вся команда. Двое сидели на одном сиденье... Зимой мы ездили на базу на Шершни. Когда в институте были занятия на лыжах, мы ездили в этом автобусе с лыжами... Вообще кошмар! (улыбается)

– Когда вы говорили, что своими забитыми шайбами переломили ситуацию в команде... К вам плохо относились «старики»?

– Да. Геннадий Федорович Цыгуров, Лёша Устинов... Сочиняли стихи про меня... Отношение было очень плохое! Меня не любили, били...

– В то время «Трактор» уже жил на базе?

– Да.

– С кем вы жили вместе?

– Не помню с кем, но у нас был четырехместный номер. Двухэтажное здание... Кушать мы ходили вместе с отдыхающими. Внизу был спальный корпус...

– Тренеры жили вместе с вами?

– Да. Начальником команды был Василий Павлович Ковалев, но он не ездил с командой. А когда пришел Казарин, уже постоянно находился с игроками.

– Как формировалась команда, которая вошла в элиту советского хоккея?

– Стала формироваться своими игроками. Получилось так, что в 1966 году очень многие ушли – в Усть-Каменогорск, Уфу, Минск. Малков, Никонов – в Минск, Ржанников – в Устинку... В команду набрали молодых. Я, Валера Аровин, позже пришел Женя Котлов.

 

«ЗАПОРОЖЕЦ» И КАРИКАТУРА

– На заводе как-то воздействовали на игроков?

– Да. Мы сначала были устроены инструкторами физкультуры в спортклубе ЧТЗ. Потом нас передали на завод. Я работал в чугунно-литейном цехе № 1. Мы играли в хоккей, а числились на заводе, поэтому нас называли «подснежниками». Мы каждый год приходили в актовый зал и отчитывались, отвечали на многочисленные вопросы. Это запомнилось мне, потому что иногда приходилось краснеть.

В 1967 году я первый в «Тракторе» купил машину – «Запорожец» (серовато-белого цвета, с номером 036). Мы проиграли – и тут же в стенгазете появилась карикатура: Картаев выезжает на машине и подпись «Зачем играть в хоккей?» Не забил один раз, проиграли – и тут же карикатура!

Потом такой же «Запорожец» купил Валера Аровин. Правда, неудачно... У него на этой машине разбился папа: в 1968 или 1969 году поехал в Коркино и при обгоне попал в аварию. Позже Коля Бец и Гена Цыгуров купили «Жигули». В 1969 или 1970 у меня тоже появились «Жигули» бежевого цвета с номером «04 04». В дальнейшем все мои машины имели номер «011». Этот номер «закреплен» за мной.

 

В ЗАГС – НА ТРАМВАЕ

– Когда женился, мы в ЗАГС Ленинского района на улице Гагарина приехали и уехали на трамвае. На регистрации свидетелем у меня был Коля Макаров. Свадьбу отмечали в квартире моих родителей в Канатовском переулке. Комната побольше была для молодежи, поменьше – для «старичков». А в зале (так мы называли коридор) танцевали...

– Когда родился сын Дима, во сколько лет вы поставили его на коньки?

– Лет в шесть. Мы приехали на «Восход», где тренировались какие-то юноши. «Дим, хочешь покататься?» – «Хочу вратарем!». Спросил у Виктора Ивановича Старикова: «Есть форма?» – «Есть». Переоделись, побросал ему – ему вроде бы понравилось. Месяца полтора – два он отстоял в воротах: «Нет, я не хочу быть в воротах, я хочу в поле». Так он стал нападающим. Потом его взял к себе Володя Шабунин, который тренировал 1968 г.р. на ЧТЗ.

– У вас к тому времени уже была квартира?

– Да. В 1972 или 1973 году нам дали однокомнатную квартиру на площади МОПРа. Мы поменяли её на квартиру в Ленинском районе, поближе к родителям жены (в соседний дом, ул. Гагарина, 36). Вскоре родители Нины предложили нам поменяться квартирами.

 

ПРИГЛАШАЛИ ВСЕ 12 КЛУБОВ

– В декабре 1977 года у нас родился второй сын – Паша. Меня пригласили в Москву. Сказали: «Мы дадим тебе квартиру».

– Кто приглашал из Москвы?

– «Крылья Советов», «Спартак», ЦСКА, «Динамо» (я приезжал туда с Котловым и Девятовым). Потом меня приглашали в Киев... Приглашали во все 12 клубов высшей лиги СССР.

Нам три раза в Челябинске улучшали квартиру. С площади МОПРа переехали к магазину «Солнышко», затем на улицу Цвиллинга (рядом с милицией Советского района). А сейчас я уже 10 лет живу за «Уральскими пельменями», дом расположен на месте бывшего стадиона ЧИМЭСХ. Четвертую квартиру я получил на ЧМЗ, будучи играющим тренером челябинского «Металлурга».

 

КЛЮШКИ БЫЛИ «ПОМЕЧЕНЫ»?

– Вернемся к «Трактору» и тем семи сезонам, когда вы играли с Белоусовым и Шориным. У вас были домашние заготовки?

– В принципе заготовок не было никаких. Игра шла сама собой. Когда что-то не получалось, мы разговаривали. Доходило до того, что Белоусов и Шорин ругались. Валерка был темпераментным, а Коля – молчуном. Молчит, молчит, но если выведут, мог очень громко сказать. Я разнимал их: «Потом поругаетесь, подерётесь... Надо играть!»

Когда играли «5 на 4», было умение видеть, вложить шайбочку в последний бросок. Второе – третье удаление мы завершали голом – то ли через меня, то ли через Белоусова, то ли через Шорина, то ли через Макарова. Получалось стихийно. Но я не считаю это стихийным. Просто было понимание, видение и умение выполнить требуемое. Раньше если прихватывали на ближнем «пятаке», мы разыгрывали на дальнем «пятаке» (Макаров). Как только «притянется» задняя линия, мы тут же сразу же «разбираемся» под воротами. Только на секунду появляется клюшка – гол! Шайба забивается, если видишь клюшку, которая может забить. Вложи – и она всё сделает.

– Эти клюшки были «помечены»?

– Да, «помечены» (смеётся). Очень много забивали и Валерка Белоусов, и Шорин, и я. Это позиционная атака... Когда была атака с ходу, мы тоже видели, понимали друг друга и делали всё правильно.

– Вашу тройку приглашали в сборную страны?

– Да, правда, во вторую. Приглашал Борис Александрович Майоров в 1976 году. Мы тройкой ездили в Канаду, в защите играли Коля Макаров и Федя Канарейкин. Или праворукий парень из Горького... (забыл фамилию)

В 1976 или 1977 году Тихонов предлагал перейти в его клуб и играть в первой сборной. В «Крылья Советов» меня приглашал Борис Павлович Кулагин. Про «Спартак» я уже сказал... Потом в «Торпедо» приглашал Прилепский, в СКА Ленинград – Николай Григорьевич Пучков. Все 12 клубов приглашали... Но я остался в Челябинске.

 

БРОСОК – ГОЛ!

– Какая у вас была излюбленная точка для броска?

– Левый фланг, между точкой вбрасывания и дугой в сторону поля.

– Вы предпочитали кистевой бросок или щелчок?

– И тот, и другой у меня нормально шёл.

– Вы отрабатывали их?

– Да, отрабатывал и щелчок, и кистевой – до автомата! Не поверишь: сначала я делал по 200–300 бросков. Даже когда я играл в «Тракторе», я приходил на «Восход» и один на поле мысленно прорабатывал всю игру: куда бежать, как отдавать... Я мог даже не смотреть на ворота, но попадал. Мне говорили, что шайбы летят в одну точку.

– Из вратарей никого не «мучил»?

– Все вратари были моими друзьями. Всем забивал голы (улыбается).

– Вы забивали Третьяку, Зингеру, Коноваленко, Пучкову?

– Да-да-да, конечно! Когда через долгое время я встретил Третьяка на Кубке Легенд: «Владислав Александрович, узнаешь?» – «Как тебя не узнать-то! Ты же огорчал меня...». Виктор Коноваленко сам лично подарил мне свою майку. Был момент, что я ему помог в Адлере – он «нагрузился» сильно, я подставил ему спину.

– А Пучкову забивали?

– Николая Григорьевича я не застал. А Витя Пучков (который был в «Автомобилисте» Свердловск) – тоже мой друг. Я ему регулярно «подсыпал»...

– С кем в «Тракторе» вы соревновались по забитым шайбам?

– Такого не было, чтобы соревноваться. Просто делал своё дело и всё. Раньше не было такого, что записывали очки, баллы. Забил – хорошо! В последнее время я полюбил отдавать на пустые ворота – или Валерке Белоусову или Коле Шорину.

– Вы не считали свои забитые шайбы?

– Нет, не считал. Потом мне сказали, что забил 200-ю шайбу. По-моему, мы играли с Ригой...

– Тренера в течение сезона вывешивали статистику в раздевалке?

– Нет, такой статистики не было. О количестве шайб я узнавал от корреспондентов. А так мы не старались обыграть друг друга. Почему-то сейчас в «Тракторе» есть договор, по которому сколько забьешь, столько и будешь получать. А по поводу передач ничего не сказано...

– Как часто вы забивали по три и более шайб?

– По три шайбы забил раза три или четыре. Рижскому «Динамо» (Балдерис – три, я – три вратарю Василёнку), «Динамо» Москва (Саша Мальцев – три, я – три голкиперу Володе Полупанову). Еще по-моему Киеву... Не помню.

 

ХОККЕЙНАЯ ЖИЗНЬ В МАСТЕРАХ

– Теперь поговорим о команде мастеров. Какие суеверия существовали перед выходом на лед?

– Были командные суеверия. Едем, например, на машине. Красный, зеленый свет светофора... Красный – минус, зеленый – плюс. Снег, дождик... Где-то помогало, где-то – нет. У меня первым коньком был правый. Утром надо было встать на правую ногу. Всегда делал так, чтобы всё было хорошо.

– Рядом с кем было ваше место в раздевалках команды мастеров «Восхода» и «Трактора»?

– На «Тракторе» у нас была маленькая раздевалка (№ 22). У меня было место между душем и туалетом. А в гостевых садился там, где было место.

– Были ли драки в юношах и мастерах?

– Не было никогда. Бывало так, что в «Тракторе» толкнут в спину – я ответил (Боре Белову).

– За всю карьеру не было ни одной драки?

– Практически ни одной!

– Каковы были отношения с судьями?

– Судьи были моими друзьями, никогда не спорил с ними. Удалялся редко – без разговоров пошёл, сел. Никогда не предъявлял претензий судьям. У меня ни разу не было штрафа до конца игры.

– А 10-минутные штрафы?

– Нет. Один раз нечаянно получил две минуты. Я тогда попал в шлем Виктору Шалимову из московского «Спартака».

– Как вам дался переход с открытой площадки во Дворец спорта «Юность»?

– Для меня это не играло существенной роли. С открытой площадки на закрытую переходить легче. Я чувствовал себя нормально.

– В каком году база в Шершнях сменилась на профилакторий ЧТЗ?

– Это было в 1969 или 1970 году.

– Кроме травмы левой руки, у вас были еще серьезные травмы?

– Ушибы, растяжение паха. Играли в Ленинграде. Я из угла отдал пас Макарову, который увидел Шадрина. Тот снова ему – и мне. Это было при Кострюкове.

– Вы часто обращались за помощью к врачам и массажистам?

– Не часто. Обращался, когда были ушибы или что-то еще. В «Тракторе» врачом был Михайлов. А в «Восходе» приглашали врача.

– В 70-х годах в «Тракторе» были врачи массажисты?

– Были и врачи (Тарлов, Левнер, Михайлов), и массажисты (Сашка Синельников).

– В каком году команде сменили «КАВЗик» на более комфортабельный автобус?

– На «Икарус» в 69-м или 70-м году.

– На каком месте вы обычно сидели?

– Постоянно сидел на третьем сиденье слева, за водителем.

 

ТРЕНЕРА «ТРАКТОРА» СТОЛЯРОВ И КОСТРЮКОВ

– Тренера «Трактора» Столяров и Кострюков. Отличия в характере, в общении с игроками, в установке на игру, тактике, в поведении во время игры и в раздевалке?

– Это были разные люди! Всё-всё-всё было разным. В общении с игроками Столяров был попроще, поближе к народу. Кострюков был подальше от хоккеистов. У Кострюкова была на высоте жесткость и строгость в выполнении игрового задания.

– Как Столяров проводил установки на игру?

– Я уже не помню. Они были короткими. А у Кострюкова были длительные разборы, большие претензии к нам. Он указывал на наши ошибки: где мы недоработали, где не добежали. Каждому – конкретно.

– Вы помните момент, когда с Кострюковым ездили на ЧГРТРК и разбирали матч?

– Нет, не помню.

– А во время игры поведение Столярова и Кострюкова отличалось?

– Практически одинаково руководили. Отличались разбором игры.

– А в раздевалке Столяров мог накричать?

– Столяров сильно не кричал, но указывал на какие-то промахи. А Кострюков конкретно говорил про ошибки каждому игроку.

 

ЖИТИЁ – БЫТИЁ

– А как вы жили в профилактории ЧТЗ?

Анатолий Картаев и Юрий Шумаков– По двое. Сначала я много лет жил с Колей Макаровым. Дружили Белоусов, Шумаков и я с Макаровым. Если где-то четырехместный номер, мы все вместе селились. Когда мы заканчивали играть, я жил с Колей Бецем. А Шорин жил или с Махинько, или с Егоркиным. Я знал, что у нас была группа: «Пономарь», Григоркин, Егоркин, Махинько. Мы вчетвером: Макаров, Шумаков, Белоусов и я. Шорин мог жить со всеми. Ему было без разницы: «С кем поселите, с тем и буду жить». Мы жили и по 8, и по 10 человек. В Воскресенске на последнем этаже была большая комната... Когда приезжали в московские «Лужники», всегда селили в комнату на четырех человек. Кровати стояли по углам. Посередине – стол, шкаф. В Новосибирске жили по шесть человек... Подбирали дешевые варианты.

– Певзнер подбирал варианты?

– У всех команд так было. Когда к нам приезжали, в «Южном Урале» селились в многоместные номера. Мы не стремились уединиться, жить в каких-то улучшенных условиях. Туалеты и душ находились за пределами номеров.

– А было такое, что вы приехали куда-то и у вас, например, форма исчезала...

– Бывало, что форма терялась при перелёте. Помню, приехали в Канаду без формы – выдали новую. Потом подвезли нашу форму. А так баулы с формой всегда с собой: сами грузим, сами носим...

– В вашу бытность игроком летали на чартерных рейсах?

– Нет. Летали обычными рейсами.

– У вас брали автографы в самолёте?

– Такого тоже не было.

– А вы сами стирали форму?

– Мы всё делали сами. Шайбы, клюшки, мешки носим...

– Когда вы пришли в команду, вам пришлось носить станок, как носят все молодые?

– Конечно! Это традиция. Молодой пришел в команду – «вклеивайся»: клюшки носи, шайбы собирай... Дежурство – начинаешь всех будить... Раньше по этажам (8 – 9 этажей без лифта) ходил дежурный – заходил в каждый номер, будил. Это было в больших гостиницах в Москве, Ленинграде, когда расселяли в свободные номера. Вели график дежурств. Если забывалось, то вратари всё время были крайними (улыбается).

– Вспоминая о карикатурах. Кто вёл стенгазету в команде?

– У нас редактором был Коля Макаров. Газета вывешивалась или там, где мы живем, или на зимнем стадионе, где тренируемся. Во Дворце спорта газету помещали в раздевалку. Каждую неделю проводили политинформацию: события в мире, в стране. Ведущего назначал главный тренер. Три человека готовили информацию про спорт, сельское хозяйство и политику.

 

НА «ЗВЕЗДУ» ДАЖЕ И НАМЁКА НЕ БЫЛО

– В какой-то момент у вас было чувство: «Всё, я – «звезда», самый лучший»?

– Даже и намёка не было! Всегда всё оставалось так, как было раньше. С возрастом приходила молодежь. Традиция так и оставалась...

– Во время прогулки с женой по городу подходили и просили автограф?

– В конце хоккейной карьеры, конечно, подходили. Автографы не просили, но узнавали, здоровались, спрашивали, как дела, спрашивали про хоккей. Чтобы автограф взять – это уже автограф-сессии в последнее время. Стихийно было очень мало. Потом увеличивалось количество знакомых, которые встречают, поздравляют иногда, спрашивают, что не получилось. Рассказываешь, объясняешь, потому что понимаешь, что людям это интересно.

– А после матча люди с программками подходили?

– Подходили. Особенно в «Юности». Просили расписаться не только в программке, но и на буклетах, фотографиях. Помню, что подходили с книгой, которую мы с вами выпустили («50 лет челябинскому «Трактору»). Росписей 20 – 25 я сделал однозначно... И сейчас болельщики со стажем говорят про эту книгу. Жизнь стала узнаваемой. Идешь – здороваются, здороваются, здороваются... Я болельщиков не знаю в лицо, а они здороваются (смеётся).

 

ОБКОМ ПАРТИИ

– Команду приглашали в Обком партии?

– Да, конечно. Перед началом сезона каждый год приглашали. 1-й секретарь Обкома КПСС Воропаев нас приглашал: заслушивал главного тренера, спрашивал капитана, разговаривал с ребятами. И другие официальные лица...

С нами очень плотно работали Леонид Семенович Кудрявцев и Евгений Михайлович Тяжельников. Они всегда поддерживали нас. И Константинов из облисполкома. Когда сезон заканчивался удачно, они благодарили нас: накрывали стол, делали товарищеские ужины.

Приглашали не только в Обком. Начинали с облспорткомитета. Заслушивали работу тренера, заслушивали подготовку команды к сезону – всё это в присутствии ребят. Потом выше, выше... И доходило до обкома партии. Завод нас обязательно принимал...

 

ЗАЙЧЕНКО ДАЛ РАСПИСКУ

– А кто из директоров завода был болельщиком?

– Зайченко раза два приглашал команду. С нами всё время находился Л.С. Кудрявцев. Пригласит в обком, сделает напутствие, пожелает успеха.

В 1975 или 1976 году должен был состояться мой переход в «Спартак». Мне пообещали двухкомнатную квартиру в Сокольниках и «Волгу» (тогда у меня были «Жигули»).

Я пришел к Брику: «Иосиф Айзикович, хочу повышать своё спортивное мастерство – перейти в «Спартак». Пишу заявление: «Прошу уволить по собственному желанию в связи с повышением спортивного мастерства в «Спартаке». Тренером «красно-белых» был Борис Майоров. Он приехал с Новокрещеновым (жили у меня дома). Я прихожу к Брику. Он – мне: «Пошли в завком». Председателем тогда работал Винокуров: «Я не подписываю, подписывает завком». Тот – к Кудрявцеву: «Почему?» – «Так и так, решил повышать...» У него прямая связь с директором завода Зайченко. Обговаривали они этот момент, не обговаривали...

Захожу в кабинет к Зайченко. Он даёт два чистых листа и говорит: «Вот тебе «Волга», вот тебе трехкомнатная квартира. Пиши заявление.» – «Мне надо посоветоваться с женой». Звоню жене: «Куда ты пойдешь? Машина, квартира... У тебя рука сломана... Здесь родители, а там никого нет...» Зайченко пишет мне на чистом листе бумаги: «Я, такой-то, обещаю в течение месяца выполнить обещание». Сейчас вспоминаю тот случай. Сын Пашка сейчас живет в Москве, зовёт нас к себе. Сейчас мы бы отдали ту квартиру...

 

СЕМЬЯ И ХОККЕЙ

– Как вы познакомились с женой Ниной?

– Она сейчас может сама рассказать. Голос жены: «Я с ним не знакомилась». Я познакомился с ней на стадионе «Восход» на массовом катании на коньках. Голос жены: «На озере». Я выбрал Нину. 50 лет уже с ней! (30 апреля – полувековой юбилей!)

– Она тоже каталась?

– Да, Нине очень хорошо каталась на беговых коньках. Мне понравилось, как она катается и я пригласил её покататься вместе.

– На каких свадьбах (кроме свадьбы Беца) игроков «Трактора» вы побывали?

– (ответил с подсказками жены) У Пети Природина, Аровина, Могильникова, Коли и Сережи Макаровых, Володи Шабунина.

– В «Тракторе» был женсовет?

– (ответила жена) «Конечно!»

– А кто его возглавлял?

– (ответила жена) Самой первой была Нестерова, потом Садикова, Пыжьянова. Женсовет был, но он был не действующий...

– Где жёны сидели на матчах?

– (ответила жена) На правом балконе.

– Ваш первый сын Дмитрий играет в хоккей. После «бронзового» сезона родился Павел. Он пробовал играть в хоккей?

– Нет, не пробовал. Жена: Паша у нас вообще не спортсмен.

– А внуку Владу вы помогали осваивать хоккей?

– Да, конечно. В 4-5 лет поставили его на коньки.

– Владислав женился?

– Да, два года назад. Но правнука еще нет.

Анатолий Картаев и Владимир Уткин– Как вы познакомились с Уткиным?

– Через моего друга Виктора Александровича Мелинга. Как-то он пригласил меня с Ниной к себе домой. Потом он начал входить в администрацию города Копейска и познакомил меня с Владимиром Петровичем Уткиным, который сначала был замом, потом стал главой города Копейска.

– Ваш племянник работал тренером на «Восходе»?

– Да, работал. А затем Валеру пригласили в Магнитогорск. Там создавалась хоккейная школа.

 

ХОККЕЙНАЯ АТРИБУТИКА

– Получали какие-то призы как лучшему нападающему (книги, фигурки, литьё)?

– Я получал очень много каслинского литья – как лучший нападающий, как бомбардир. У каждого из ребят было много-много статуэток.

– Вы сохранили коллекцию?

– По-моему, всё раздал. Кто-то придет в гости – делал им подарок.

– А какие-нибудь памятные шайбы сохранились?

– Памятных шайб у меня около 100 штук. Есть моя 200-я шайба: простая шайба без надписей. Я сделал на ней наклейку. Могу тебе подарить.

– Вы поставили в коллекцию последнюю шайбу, которую вам отдал Санников после матча с Францией?

– Да, поставил в коллекцию. Её отдал мне Владислав (Третьяк).

– Отдал-то её Санников. Владислав просто не стал её забирать...

– Да, Владислав не стал забирать, а передал мне.

– Что-то еще из атрибутики коллекционировали?

– У меня много значков. Лежат где-то в гараже...

– В саду или на даче вы делали баню из клюшек?

– Да, в саду у меня есть клюшки, которыми я играл. Пятнадцать или двадцать штук... Есть клюшки с автографами. Например, в Торонто играл желтой клюшкой – раз, в коллекцию. Играл с «Титаном» – в коллекцию.

– Вы играли в сборной РСФСР?

– Нет. В моё время не было юношеской сборной – только национальная.

– Когда со второй сборной СССР и с «Трактором» ездили в Канаду, что там вас поразило?

– Один раз пятерку брали играть за «Спартак» (Майоров), другой – за «Торпедо» Горький (Николай Иванович Карпов).

Когда первый раз приехал в Канаду, всё поразило! Поразили большие старые машины... У нас же были маленькие машины – «Москвичи», «Волга». Второе, что поразило – огромнейшие высокие здания. Поразили виадуки...

– Чем запомнились Китай, Югославия и Швеция?

– Китай запомнился населением, велосипедами и стеклянными зданиями. Югославия практически ничем не поразила. Швецию называли «Страна Лимония». Очень хорошие, красивые города! Неординарные, нестандартные, не такие, как у нас магазины... Всё необычно, всё здорово! И, конечно, стадионы – яркие, белые!

– Касаясь сборной Казахстана. В каком городе и стране проходили Азиатские игры?

– В китайском Цицигаре.

– А чемпионат мира?

– Тоже в Китае.

 

ПЯТЬ ЛЕТ В КАЗАХСТАНЕ

– Мы переходим к Казахстану – Караганде сезона-2003/2004. Почему вновь Караганда?

– Когда я работал в Караганде первый раз (я отработал нормально, команда поднялась), моя работа была отмечена. Борис Семенович Рыб предложил мне возглавить команду во второй раз.

Пришло руководство, которое убрало меня из Федерации хоккея Челябинской области. Исаак Михайлович Валицкий говорит: «Нам нужна Федерация.» – «Так никто и не держит. Давайте сделаем перевыборное собрание, и вы заберёте её.» – «Нет, мы сами всё сделаем». При таком варианте я ушёл. Федерацию возглавил Владимир Викторович Мякуш. А я уехал в Караганду.

А до этого был момент с вратарем Гелашвили. Когда он выпустился из школы «Трактор», Георгию не могли найти команду. Виктор Михайлович Перегудов обратился ко мне. Я обзвонил всех своих ребят, и никто его не взял. Приехал тренер Караганды Пётр Степанович Павлюченко. У него как у главного тренера что-то не получалось. Говорю ему: «Возьми Гелашвили в ворота». – «У меня некуда его взять.» – «Может, во вторую команду?» – «Во вторую команду можно, потому что там нет вратаря».

Получилось так, что через три месяца я пришел в эту команду. Там организовалась команда «Казахмыс», которую возглавил руководитель Руслан Борисович Юн. Ему назвали мою фамилию: «Да, я знаю такого игрока. Пусть приедет». Когда я приехал, меня повезли на переговоры в Джезказган. Он сказал, что звал Федю Канарейкина, но тот отказался. Я дал «добро». В 2003 году мы начали работать вместе. Он сказал, что строит спортивный комплекс в Сатпаево для того, чтобы оторвать шахтеров от пьянки. Когда построили этот комплекс, нас перевезли туда. Там был Дворец на 3500 мест. Я работал до тех пор, пока не убрали Юна.

Пришел Огай: «Мы не будем играть в России – только на Казахстан». С того момента там закончился хоккей. Хоккей там не нужен, потому что руководитель совсем другого склада.

Контракт у меня был подписан на пять лет – я отработал и уехал. Мы стали чемпионами Казахстана, двукратными обладателями Кубка Казахстана.

– Расскажите о сборной Казахстана.

– Когда мы стали чемпионами, мне предложили возглавить сборную. Вспоминаю интересный момент с комплектованием сборной. Наша сборная обязательно приглашает легионеров из НХЛ. Когда начинали говорить про это: «Нет денег для страховки». Когда я поехал на чемпионат мира, у нас вообще была беда с вратарями. Поехали молодой Худяков (из Усть-Каменогорска) и Бызов – вратари не отвечали тому уровню. Пропускали такие (!) голы... Мы стали третьими в группе «Б». Всё сложилось неудачно...

Меня назначили главным тренером в сборную Казахстана на чемпионат мира. А чуть ранее прошли Азиатские игры. На них назначили главным – Ерлана Сагымбаева. Команда-то одна, а тренеры почему-то разные... Одна сборная – должен быть один тренер. Мы проиграли и там, и там...

На Азиатских играх Сагымбаев был главным, я ему помогал, на чемпионате мира – я главный, помогали Шумаков и Сагымбаев. Это в корне неправильно!

– Когда вы стали директором хоккейной школы в Копейске?

– В 2007 году я приехал из Казахстана. Думал, что отдохну на пенсии, позанимаюсь с Владом. Но получилось так, что глава Копейска Михаил Петрович Конарев попросил меня создать в Копейске секцию хоккея, позаниматься с мальчишками. Обещал, что они сделают лёд, все условия, и я буду возглавлять хоккей.

В 2008 году я начал работать на пустом месте. В 2009-м образовалось автономное учреждение «Хоккейная школа Картаева». По сегодняшний день эта школа существует. Но в зимнем варианте. Мы обучаем детей три месяца. Один месяц «выпадает» из-за морозов и снега. Детей занимается много... Проводим турнир памяти Шорина, турнир памяти Игоря Карликанова и турнир главы города. Параллельно занимаюсь ветеранской командой, являюсь председателем Совета ветеранов, зам. председателя областной Федерации хоккея.

Игорь Золотарев. Фото автора

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 
 
 
 

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

207 шайб за «Трактор» в элите 207 шайб за «Трактор» в элите Даже не верится: казалось бы, еще недавно в уютном Дворце спорта «Юность» челябинский «Трактор» праздновал «бронзовый» успех во главе с ведущей пятеркой, центрфорвардом которой играл Анатолий Картаев.
11 сезонов в «Тракторе» 11 сезонов в «Тракторе» Фамилия Рожковых в златоустовском хоккее встречается часто. Три брата – Николай, Иван и Александр – выросли в «Уральской Швейцарии». Есть и однофамильцы в хоккее Златоуста. У трех братьев играли и играют сыновья: Никита – у Николая, Константин – у Ивана, Артем и Егор – у Александра. Третье поколение хоккейно...
15-16-й туры зоны «Восток» 15-16-й туры зоны «Восток» Результаты игр второго дивизиона зоны Восток сезона-2016/2017.
19-й тур зоны «Урал - Поволжье» 19-й тур зоны «Урал - Поволжье» Результаты игр второго дивизиона зоны Урал - Поволжье сезона-2016/2017.
28-33-й туры 28-33-й туры Статистика и отчёты матчей ФНЛ в сезоне-2016/2017 с участием урало-сибирских команд.
21-24-й туры 21-24-й туры Статистика и отчёты матчей премьер-лиги в сезоне-2016/2017 с участием урало-сибирских команд.
Плей-офф. Матчи 24 марта - 16 апреля Плей-офф. Матчи 24 марта - 16 апреля Статистика к матчам розыгрыша Кубка Гагарина (плей-офф КХЛ-2016/2017) с участием урало-сибирских команд.
Полжизни в хоккейной Тюмени Полжизни в хоккейной Тюмени Интервью с заслуженным тренером России Александром Константиновичем КУЗЬМИНЫМ, 17 марта отметивший своё 70-летие.
Клуб хоккейных «адмиралов» Клуб хоккейных «адмиралов» Седьмое заседание Клуба хоккейных «адмиралов» проводится ранее обычного срока. Но, думается, оставшиеся стадии розыгрыша Кубка Гагарина не внесут изменений ни в предлагаемый нами рейтинг самых востребованных в «элите» отечественного хоккея специалистов, ни в статистические выводы по деятельности главных трен...
Второй бомбардир хоккейной Уфы Второй бомбардир хоккейной Уфы Интервью с заслуженным тренером России Робертом Александровичем Мурдускиным, которому 17 марта исполнилось 70 лет.
25-27-й туры 25-27-й туры Статистика и отчёты матчей ФНЛ в сезоне-2016/2017 с участием урало-сибирских команд.
 
 
 
 

РЕКЛАМА

     Редакция принимает рекламные объявления о проведении летних лагерей для хоккеистов, мастер-классов и выездах в зарубежные поездки. 
     По поводу размещения рекламы обращайтесь по телефонам 8 (351) 263-35-57


КОНТАКТЫ

454091, Челябинск, пр. Ленина, 61-б, 1 этаж
Тел.:
(351) 263-97-69, 263-97-37, 263-87-78
E-mail: fxjurg@mail.ru, sergzolot@mail.ru

Все права на авторские материалы, фото- и видеоизображения, статьи и т.п., находящиеся на сайте www.fxju.sevensport.ru.ru, являются объектом исключительных прав, охраняются в соответствии с законодательством РФ. Полное или частичное использование без согласования с редакцией «ФУТБОЛ-ХОККЕЙ Южного Урала» рассматриваются как нарушение прав собственности в соответствии с действующим законодательством. Запрещается автоматизированное извлечение информации сайта любыми сервисами без официального разрешения. Использование материалов допускается только при наличии прямой активной ссылки на сайт www.fxju.sevensport.ru.ru

© «ФУТБОЛ-ХОККЕЙ Южного Урала» 2011 - 2017

Возрастная категория 6+